• 63
  • 378
  • 40
  • 97
756 SHARES

Личная гвардия Тулешова или расходный материал КНБ? Интервью с осуждёнными по делу пивного короля

22.05.2024 13:57 Вести

Как сотрудники КНБ в 2016 году вынуждали двух командиров воинских частей сознаться в получении крупной взятки и причастности к попытке госпереворота в стране, рассказывает КОМПРОМАТ .

Кто не помнит громкое дело «пивного короля» Тохтара Тулешова, признанного осенью 2016 года виновным в публичных призывах к свержению власти в Казахстане и других тяжких преступлениях? Его приговорили к 21 году колонии строгого режима с конфискацией имущества. 

Тюремные сроки получили и 24 подельника шымкентского олигарха. Среди них — бывший первый заместитель генерального прокурора, экс- начальник департамента внутренних дел ЮКО и его заместитель, старший сын Тулешова и несколько предпринимателей. Но мало кто вспомнит сейчас, что среди осуждённых были и два армейских офицера. Это командир шымкентской авиабазы № 55652 подполковник Кайрат Пернебаев и командир механизированной бригады № 35748 полковник Бекзат Жумин.

Скриншот приговора специализированного военного суда Астаны от 7 ноября 2016 года 

По версии обвинения, они незаконно организовали в августе 2015 года праздничное милитари-шоу, приуроченное к 90-летнему юбилею отца Тохтара Тулешова. В итоге специализированный военный суд Астаны приговорил Пернебаева и Жумина к трём и четырём годам заключения за получение взятки, лишил их воинских званий и пожизненно запретил занимать должности на госслужбе.

Журналисты КОМПРОМАТ заинтересовались «военным эпизодом» в резонансном деле 2016 года и поговорили с бывшими офицерами. 

Постановочные съёмки  

Нам не пришлось искать героев, они сами вышли на нас, прочитав статью о незаконных методах ведения следствия полковника КНБ Руслана Искакова. Напомним, четверо осуждённых жаловались на пытки, истязания и психологический прессинг со стороны экс-начальника пятого департамента КНБ. Теперь полку возмущённых прибыло: Жумин и Пернебаев поделились своей версией того, как в 2016 году Искаков выбивал у них признательные показания по засекреченному делу Тулешова.

Первым высказался экс-полковник Бекзат Жумин.

Бекзат Жумин. Фото из личного архива 

 Как вы оказались втянуты в историю с частным военным парадом, проведённым в честь юбилея отца «пивного короля» Тулешова?

— В 2015 году я занимал две должности — командира механизированной бригады регионального командования «Юг» и начальника шымкентского военного гарнизона. В августе ко мне обратились помощник Тулешова Нургали Досанбаев и и. о. военкома Южно-Казахстанской области полковник Максат Тастанов. Они показали письмо от одного общественного объединения, в котором была просьба провести военно-патриотическое мероприятие в честь 70-летия Победы в ВОВ. Досанбаев пояснил, что отец «пивного короля» — ветеран Великой Отечественной войны, он отмечает свой юбилей, поэтому Тохтару хотелось бы преподнести ему необычный подарок. Здесь важно отметить, что в плане Минробороны за 2015 год значились военно-патриотические акции, приуроченные к 70-й годовщине Победы. Поэтому я не мог отказать в просьбе общественникам. Поскольку в их обращении говорилось о выделении личного состава и военной техники, то я написал письмо командующему войсками регионального командования «Юг» и оповестил отдел военной контрразведки КНБ. Потом помог организаторам провести праздничное мероприятие. 

Помнится, репортаж с этого мероприятия вели сразу несколько государственных телеканалов. Вы не помните, как проходили съёмки?

— Было изготовлено два ролика. Первый, любительский, сняли и разместили в интернете люди Тулешова. Второй, профессиональный, подготовили журналисты одной шымкентской телекомпании, его потом крутили на всех гостелеканалах. Оба ролика были смонтированы так, что мы с Кайратом диву дались, когда увидели их. Вместо скромного мероприятия местного значения режиссёры выдали помпезное шоу с участием военной техники, авиации и военнослужащих. Для этого они вмонтировали кадры с видеосъёмок настоящего военного парада, который прошёл в мае 2015 года в Астане, и плановых учебно-тренировочных полётов лётчиков шымкентской военной авиабазы. Потом обвинение представило всё так, что мы с Кайратом за деньги организовали чуть ли не частный военный парад, приуроченный к юбилею отца «пивного короля». 

Но в кадрах мелькала военная бронетехника и боевые истребители, бойцы спецназа демонстрировали элементы спецоперации по обезвреживанию террористов, а старший сын Тулешова прыгнул с парашютом с борта самолёта Ан-2. Это точно были реальные съёмки с места событий. Как вы это можете объяснить?

— Я выставил тогда только две единицы техники — боевую машину пехоты и многоцелевой бронированный тягач. Любой желающий мог ознакомиться с их тактико-техническими характеристиками, указанными на табличках. Благо, на праздник собралось много народу — были дети, подростки, старшее поколение. Создатели же роликов смонтировали из разных нарезок в единое целое проезд военной техники и пролёт военных истребителей. А этого в действительности не было! Бронетехника стояла на месте, а в небе пролетел только один истребитель, так как лётчик в тот момент совершал учебный тренировочный полёт.

Тулешовские пиарщики были заинтересованы в создании такого крутого ролика, но зачем телеканалу понадобилось заморачиваться со сложным монтажом новостного сюжета? 

— Понятия не имею. Но факт остаётся фактом — это постановочное милитари-шоу сыграло с нами дурную шутку. Кто-то из хейтеров назвал меня потом «командиром личной гвардии "пивного короля" Тулешова». Меня это коробило и возмущало! Я кадровый офицер, выпускник АВОКУ 1997 года, всю жизнь прослужил в частях и подразделениях сухопутных войск. Прошёл должности, начиная с командира взвода и заканчивая командиром воинской части, а меня в какие-то мифические гвардейцы «пивного короля» записали! Да я не был знаком с Тулешовым вплоть до того самого мероприятия, и если бы не получил одобрения своего командования, то не участвовал бы в нём!             

Почему КНБ взялся за вас с Кайратом не сразу после проведения милитари-шоу, а спустя полгода?

— Нас поначалу проверяла военная полиция гарнизона и военно-следственное управление МВД. Было даже возбуждено уголовное дело по статье 451 УК РК «Превышение власти». Однако военные следователи закрыли его за отсутствием состава преступления, поэтому мы спокойно несли службу дальше. В середине мая 2016 года я вышел в отпуск и уехал в Алматы, чтобы ухаживать за больной мамой. Однажды мне позвонили из городского ДКНБ и попросили подойти для уточнения какого-то вопроса. Я пришёл в указанное время, полагая, что быстро расскажу всё и вернусь домой. Однако следователь ДКНБ неожиданно надел на меня наручники, и мне ничего не оставалось делать, кроме как подписать протокол о задержании. В течение нескольких часов мне не давали ни есть, ни пить, не разрешали звонить родным, чтобы предупредить их о моём задержании. Затем меня увезли в Шымкент, где комитетчики предъявили официальное обвинение в получение взятки в размере 10 тыс. долларов за организацию частного военного мероприятия и попытку захвата власти. После этого меня отправили в изолятор временного содержания. Я тогда свою вину в предъявленных обвинениях не признавал!Почему ваши адвокаты не ссылались на то, что вы получили официальное разрешение своего командования на проведение военно-патриотического мероприятия в августе 2015 года?

— Они ссылались, но толку от этого не было, потому что командование вдруг заявило, что я ввёл их в заблуждение своим письмом. Военачальники думали, что их просят помочь с проведением молодёжного военно-патриотического мероприятия, приуроченного к 70-летию Победы, а по факту оказалось, что это было, дескать, частное милитари-шоу. Они говорили, что я, мол, из корыстных побуждений согласился участвовать в нём. Мои адвокаты обращали внимание следствия, что главным инициатором этого мероприятия был областной военком Максат Тастанов. Это он хлопотал, чтобы оно было проведено на высоком уровне! Однако комитетчики не стали допрашивать его. Они гнули свою линию, что два офицера-командира за деньги согласились участвовать в частном милитари-шоу! Тастанов, кстати, всё ещё служит в войсках.

В это время к беседе присоединяется Кайрат Пернебаев. 

Кайрат Пернебаев. Фото из личного архива 

Скажите, самолёты-истребители МиГ-29 и Су-25 вашей авиабазы были задействованы в юбилейном мероприятии, организованном Тохтаром Тулешовым, или нет?

— Они не были задействованы в этих мероприятиях. Мои подчинённые совершали плановые учебно-тренировочные полёты в ЮКО. Три раза в неделю мы отрабатывали практические задачи в радиусе 100 км от дислокации нашей авиабазы. Любой желающий, завидев наши истребители в небе, мог с земли заснять нас и потом вмонтировать пролёт СУ-25 и Миг-29 в ролик, что в принципе и произошло. Я специально авиатехнику для участия в праздничном мероприятии не выделял! Однако комитетчики предъявили мне обвинение в получение взятки в размере пяти тысяч долларов за содействие в организации частного мероприятия и попытке госпереворота! Я долгое время не признавал своей вины.

Сначала военные следователи МВД вели против вас уголовное дело о превышении власти, потом следователи КНБ возбудили дело о получении взятки. Как это сказывалось на вашей службе, где вы находились всё это время?

— Военно-следственное управление вело дело с февраля по апрель 2016 года, и всё это время я был отстранён от должности. Когда дело закрыли, то встал вопрос, где я буду служить дальше. Приказом министра обороны я должен был первого июня 2016 года заступить на должность инспектора фронтовой авиации Военно-воздушных сил, поэтому я готовился к переезду в Астану. 

Какой, на ваш взгляд, момент в ходе следствия оказался самым драматичным?

— Я думаю, моё задержание 3 июня 2016 года. В то злосчастное утро мы с женой должны были выехать в Ташкент на похороны моей мамы, но меня не выпустили пограничники. Они сказали, что постановлением следователя КНБ мне запрещено покидать пределы страны. Жена уехала, я вернулся домой, а спустя пару часов пошёл в ДКНБ получить разрешение на пересечение границы. Хорошо, что хоть детей своих успел увидеть, потому что комитетчики сразу надели на меня наручники и отправили в шымкентский следственный изолятор. Я говорил им, что в служебной квартире остались трое моих маленьких детей, что они одни, просил изменить мне меру пресечения, но они были неумолимы. Похороны моей мамы, затем её сороковины и годовщина смерти — всё прошло без меня, потому что я сидел всё это время в СИЗО.

В каких условиях вы содержались в тюрьме?

– Я сидел в камере № 79, на третьем этаже. Условия содержания в бытовом плане ничем не отличались от тех, что были в других четырёхместных камерах. Единственное отличие было в том, что наш этаж — точнее, наш продол — охраняли одновременно и комитетчики, и сотрудники КУИС МВД. Следственный изолятор располагался напротив военного городка, поэтому окна моей камеры выходили на дом, где жила моя семья. В психологическом плане это было мучительно: представьте себе, каждый день смотреть из темницы на свой дом и при этом не иметь доступа к родным!

Вид из тюремного окна. Фото КОМПРОМАТ  

 Вы были лично знакомы с Тохтаром Тулешовым?

— У нас было шапочное знакомство. Я дважды поздоровался с ним, за это потом два года отсидел в тюрьме. Один журналист назвал меня как-то «личным пилотом Тохтара Тулешова», и этот сомнительный статус надолго потом прикрепился ко мне, как клеймо! Меня это возмущает до глубины души! Я кадровый военный лётчик, выпускник Краснодарского авиационного института и Московской военно-воздушной академии имени Гагарина. Я с 15 лет ношу погоны, прошёл должности от рядового лётчика до командира авиабазы. По сути я военный до мозга костей, но никак не пилот олигарха!

Какими доказательствами вашей вины располагали следственные органы КНБ в эпизоде с получением взятки в крупном размере?

— Абсолютно никакими! Всё обвинение строилось исключительно на показаниях свидетеля — Нургали Досанбаева, помощника «пивного короля». С его слов, он дал мне и Бекзату конверты с долларами за содействие в организации милитари-шоу. Для следственных органов этого было достаточно, чтобы раскручивать дело дальше. Наши адвокаты возмущались таким подходом, они требовали предоставить аудио- или видеозаписи самого процесса передачи и получения денег, иначе как можно было утверждать, что мы брали взятку?! Но этих записей не было, как и самих долларов! Меня поражает, почему помощник «пивного короля», если уж на то пошло, не был привлечён к уголовной ответственности за дачу взятки? Помощник Тулешова просто считался посредником в этой сделке!

Выходит, помощник «пивного короля» сыграл роль провокатора?

— Утверждать ничего не берусь, но у меня есть большие сомнения на его счёт. Говорят, что Тулешов не выделял средства на проведение военно-патриотического мероприятия. Он якобы давал деньги на оркестр, проезд гостей в оба конца и праздничный обед в ресторане. Вроде бы организация милитари-шоу была инициативой его помощника. Может, тот проворовался, и чтобы перекрыть недостачу хозяйских денег, придумал байку о взятке офицерам? Это моё предположение. 

Как вы думаете, а зачем следствию понадобился эпизод с вашей взяткой, если он был «сырым» в плане доказательной базы?

— Как я понял, если маховик следствия закрутился, то его потом не остановить. Возбудив против нас уголовное дело по статье «Получение взятки», комитетчики должны были довести его до суда, чтобы доказать серьёзность намерений Тулешова. Мол, он бряцал оружием, формируя войско для свержения действующей власти, подкупал военных и всё в таком роде. Мы с Бекзатом, грубо говоря, попали в комитетовский замес. Вероятно, сами по себе мы не нужны были руководителю следственной бригады КНБ Руслану Искакову. Но ему нужны были действующие офицеры-командиры в качестве связующего звена между Тулешовым и наёмниками, а мы оказались не в то время не в том месте. 

От редакции  

В следующий раз мы расскажем, почему суд первой инстанции снял с Пернебаева и Жумина обвинения в попытке госпереворота и почему оба офицера признались всё-таки в получении взятки. Заодно поясним, почему они до сих пор не могут добиться пересмотра приговора специализированного военного суда Астаны от 7 ноября 2016 года и поведаем, как сложилась их судьба после освобождения из мест лишения свободы.