• 63
  • 378
  • 40
  • 97
756 SHARES

Ретейлеры используют майские заморозки для повышения цен на продукты

21.05.2024 11:44 Вести

Peτeйλepы иcπoλbзyюτ мaйcкиe зaмopoзки дλя πoβышeния цeн нa πpoдyкτы

Отморозились .

Аномальные майские морозы обернулись для аграриев настоящей бедой. Селяне подсчитывают убытки , а в Минсельхозе уже намекают, что богатых урожаев ждать не стоит, а значит, продукты подорожают. Но вот вопрос: в самом ли деле потеря части урожая оказалась столь критичной или же спекулянты используют погоду как повод ещё раз нажиться?

Майские заморозки в этом году и впрямь побили ре­корды. В регионах Центральной России ночная температура опускалась до минус 11 градусов. В результате в Воронежской, Липецкой и Тамбовской областях пришлось ввести режим ЧС. Как предварительно подсчитали в Минсельхозе, из-за заморозков погибло примерно 500 тыс. гектаров различных сельхозкультур, теперь их придётся пересеивать. Особенно пострадали посевы сахарной свёклы, подсолнечника, кукурузы и зернобобовых. Значительный ущерб нанесён посевам зерновых.

Однако в бочке дёгтя уже нашлась увесистая ложка мёда.

«Для кого-то это проблема, для кого-то – удача. Регионы, которых заморозки обошли стороной, повысят отпускные цены на свою продукцию», – прогнозирует кандидат экономических наук Игорь Абакумов.

Вот только если посмотреть, с каким жаром сейчас педалируется тема погибшего урожая и связанного с этим неминуемого роста цен, появляется мысль: не­ужели потери настолько велики? Или же заморозки стали удачным пиар-поводом для повышения цен?

Банановый сценарий

Начнём с фруктов. С ними ситуация и правда выглядит критично, поскольку помёрзшие яблоки, груши и вишни пересеять невозможно. По предварительным оценкам, в средней полосе России аграрии потеряли как минимум половину фруктового урожая: морозы ударили в самый пик цветения деревьев.

«Такой инфоповод действительно может стать катализатором цен, как это случается регулярно с бананами. После каждой новости, связанной с возможными сбоями поставок, в СМИ начинается истерика и цены растут. Надо внимательно смотреть, кто попытается разыграть этот сценарий с яблоками», – предупреждает аналитик потребительского рынка Михаил Лачугин.

Популярные в торговых сетях сорта яблок и правда преимущественно выращиваются в России. Однако немалые объёмы яблок поступают к нам из Армении, Азербайджана, Молдовы, Сербии и других стран, так что говорить об их дефиците странно. Более того, все крупные торговые сети обычно заключают контракты с поставщиками, покупая урожай, что называется, на корню. При этом на случай форс-мажора предусматриваются запасные поставщики, а также страховые возмещения. Таким образом, для повышения цен нет никаких оснований.

Примечательно, что даже просто разговоры о возможном росте цен в связи с заморозками по логике вещей должны были бы стать поводом для немедленного реагирования со стороны Федеральной антимонопольной службы. Однако много ли можно вспомнить историй, когда ФАС реально вмешивалась и давала по рукам желающим задрать цены и погреть руки? Взять хотя бы недавний случай с подорожанием яиц. В начале года власти заявили, что проблема решена, дефицит преодолён, необходимые объёмы закуплены у зарубежных поставщиков. Однако по факту снижение цен на яйца оказалось в пределах статистической погрешности. А в Росптицесоюзе и вовсе заявили, что установившиеся цены «абсолютно нормальные, справедливые и адекватные». Кстати, в Росстате уже отметили рост цен на плодоовощную продукцию, в том числе на яблоки.

Спекулянты потирают руки

Готовятся собирать барыши и торговцы зерном. По предварительным оценкам, заморозки лишат аграриев около 3,9 млн тонн пшеницы.

«При этом переоценивать влияние заморозков на стоимость пшеницы не стоит», – констатирует глава Российского зернового союза Аркадий Злочевский.

Как выясняется, есть и другие факторы. Помимо непогоды в России на общемировой урожай пшеницы также может повлиять засуха в США. А в Западной Европе урожай зерновых может снизиться из-за излишне дождливой погоды в Великобритании, Германии и Франции.

«Мировые запасы, по данным WASDE (World Argicultural Supply and Demand Estimates), упадут до минимального уровня 2015–2016 годов, и цены на зерновые должны пойти вверх», – рассуждает гендиректор компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко. Всё это неминуемо приведёт к росту цен на зерно.

Увы, отечественные аграрии от этого богаче не станут. Российская пшеница в портах Новороссийска в первых числах мая стоила около 15 тыс. рублей за тонну, к 10 мая цена поднялась до 15 800 рублей. При этом, отмечают участники рынка, её паритетная стоимость к ресурсам производства составляет не менее 25 тыс. рублей за тонну при продаже с элеватора. «Если рынок к ней не придёт, осенью ситуация перед севом озимых резко ухудшится. Не будет денег на сев озимых», – считает глава ООО «Агроспикер» Виталий Шамаев.

Тем временем уже сегодня аграриям нужны деньги на пересев.

«Минсельхоз говорит, что ресурсов достаточно для пересева. Возможно, так оно и есть, но только эти ресурсы – не в руках крестьян. Им денег на то, чтобы их купить, эти ресурсы, просто физически не хватает», – говорит Аркадий Злочевский.

При этом случившиеся заморозки по всем канонам являются форс-мажорной ситуацией, а значит, аграриям положены страховые выплаты.

Однако получить их будет не так-то просто. Аналитики отмечают, что страховые компании сейчас будут готовы уцепиться за любую мелочь, лишь бы не платить аграриям.

«В целом ситуация очень напряжённая. Не все хозяйства страховались, а те, кто страховался, не получит то возмещение, на которое рассчитывал. Страховые компании будут искать разного рода зацепки: мол, у вас не всё поле погибло, а только частично», – предполагает Игорь Абакумов.

Рассчитывать на господдержку тоже особо не приходится.

«Пострадали 100% озимых на площади 2600 гектаров. Мы планировали получить урожай по 4,5 тонны – всё погибло. Страховка не была оформлена, – рассказывает директор ООО «Агрономика» из Тамбовской области Николай Евстратов. – Господдержки пока никакой нет».

Конкретно

Парадоксально, но факт: в прошлом году, когда Россия собрала рекордный урожай зерновых, работа аграриев также оказалась на грани рентабельности. «Дотации немного перекрывали убытки, но в том году нам почти ничего не дали. Сравните: 20 лет назад дотации на молоко были 1 рубль, а сегодня – 50 копеек.

А всё дорожает. Огромный скачок по электроэнергии: в начале 2000-х мы платили 3,80 рубля на уровне жителей села, а сегодня – 9,50», – констатирует фермер из Костромской области Александр Лазутин. По идее, следить за этим должен Минсельхоз – именно он обязан заботиться о том, чтобы аграрии получали достойную поддержку. Более того, отметим, что это едва ли не самая важная роль Минсельхоза!

Ведь если фермеры имеют возможность работать, значит, их деревни и сёла получают потенциал для развития. Соответственно селяне не уезжают в города, а обустраивают жизнь в своих деревнях. Именно потому в развитых странах мира мелкие аграрии регулярно получают дотации – проще потратить деньги таким образом, чем потом думать, что делать с обезлюдевшими территориями и деревнями, в которых проживают 10 пенсионеров. Однако Минсельхоз последние годы больше благоволил агрохолдингам, которые подминали под себя целые отрасли сельского хозяйства, разоряя фермеров. Очевидно, что эту политику следует изменить.

compromat.group